Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:20 

Иисус любит тебя.

james-james
курица не курица оО
Я познакомился с ним ранним утром. То есть действительно ранним – тогда я только-только ехал устраиваться на работу, а так как ехать из моей глуши было далеко, то я не ложился, утром заправился несколькими чашками крепкого кофе и благополучно отчалил. Было холодно, так что порывы только-только пахнущего весной, но еще колюче-зимнего ветра трепали мои волосы и заставляли недовольно хмуриться. Пришлось поднять воротник на пальто и закутаться поплотнее в шарф, что-то ворча под нос и переминаясь с ноги на ногу – все-таки я слишком люблю тепло, зима для меня становится воистину смертельным этапом жизни.
Я приехал на трясущейся электричке в город – благо, народа почти не было, а с теми неудачниками вроде меня, кому пришлось ехать так рано, мы разделили скромный водянистый кофе с крепкой сигаретой на вокзале, понимающе-сочувствующе, с зевками посмотрели друг на друга и разбрелись кто-куда.
В метро было не лучше – засыпающие и вечно норовящие упасть зомбо-люди, смотрящие сквозь тебя, спутанная дрема под звуки металлического голоса, объявляющего станции. Благо, редакция находилась недалеко от станции, так что, сев прямо на поручень перехода и сонно смотря на здание, я лениво курил, когда почувствовал на себе его взгляд.
Спросонья я сначала даже было и не понял, кто на меня смотрит – вокруг прибавилось людей, они стояли в таком же затяжном затупе, как и я, не понимая, что они, собственно, делают тут в такое время. Наверное, проще было бы подумать, что это хиппи – по крайней мере, его длинные русые волосы были стянуты кожаным шнуром на лбу, а сам он переминался с одной на другую босых ноги. Так странно. Будто по велению кисти какого-то художника-сюрреалиста тут появился этот совершенно персонажный человек.
Именно, что персонажный – парень словно сошел со страниц какой-то книги, про цветы, мир и любовь, расту и прочие радости вольной от окружающих жизни, я, кажется, даже на миг позавидовал ему – так невозмутимо он смотрелся.
У него были необыкновенные глаза. Полупрозрачные и пронзительно-голубые, как горная вода, наверное. Странные глаза. Снова что-то нечеловечески, нереально-персонажное. Я вздрогнул, когда понял, что эти глаза с внезапной внимательностью наблюдают за мной. Ведь не каждый же день, да еще и с самого раннего утра, вы вдруг обнаруживаете, что кто-то пристально, внимательно-педантично, с большим вниманием наблюдает за вами, не правда ли?
Он тоже курит – я приметил это с почти удовлетворением, когда его натруженные, узловатые пальцы поднесли самокрутку к губам, в очередной раз. Пальцы, эти пальцы – я слишком привык обращать внимание на глаза и руки, порой меня даже больше ничего не волнует, словно только два этих признака определяют внешность человека. И голос, наверное.
Мне сразу же представилось, какой у него может быть голос. Глубокое сопрано? Соловьиная трель? Бархат?
Какая у него жизнь? Как его зовут? И, черт побери, почему он смотрит на меня так пристально?
Я начал беспокоиться и нервничать. Неловко облизал пересохшие губы, снова закурил, поправил мешающий воротник – сдвинуться с места было невозможно, я словно бы прирос, просто на просто примерз к этому месту! Вдруг парень резко-плавно так, практически незаметно, сдвинулся с места в мою сторону, в какие-то несколько шагов покрыв расстояние.
Его руки легли на мое лицо, а сухие губы мимолетно коснулись щеки. Он улыбался.
- Иисус любит тебя, – его голос был шелестом осенних листьев.
После встречи с ним мне порой казалось, что он мне то ли приснился, то ли он сам и был этим Иисусом. Сам я атеист, человек сугубо неверующий. Но чем-то этот странный парень заставил меня верить. Во что – сам не знаю.

URL
   

Абракадабра.

главная