james-james
курица не курица оО
Посвящается Уолту Уитмену и всем, кто любит.


- Прощай, мое вдохновение!
В который уже раз я читаю одну и ту же строчку, словно бы сбиваясь в самом конце, не в силах сдвинуться дальше, будто буквы везде, кроме этой короткой фразы, уплывают в никуда, заставляя меня повторять одно и то же.
- Прощай, мое вдохновение!
Я сижу на балконе, рассеянно куря, так что пепел в итоге снова и снова падает на джинсы, оставляя жирно-серый след. Пальцы, в мелких порезах, мозолях, со срезанными под мясо ногтями, отбивают чуть нервную дробь по клавишам ноутбука, сжимают почти докуренную до фильтра сигарету, почти изящным жестом отправляют ее в банку из под консервированной фасоли, почти до краев уже полную.
Ночь сгущается сумерками над городом, заставляя фонари зажигаться цепочками вдоль дорог и тротуаров, а витрины гореть нестерпимо-ярко неоном, зазывая людей, не усидевших в своих домах, внутрь себя, соблазняя, будто размалеванная шлюха. Но мне всегда казалось, что во всем этом грязном ночном колорите – со стонами из притонов, с криками тысяч, находящихся под сладким кайфом, под истерические завывания обкурившихся вокалистов разных групп, под экстаз оргазмов миллион тел – во всем этом есть что-то…
Романтическое. Таинственное. Пронизанное ароматом крепкого кофе, сигаретного дыма, звуками стихов нараспев, вздохами сквозь порывистые поцелуи. Я всегда любил эти прогулки – вдоль путеводной цепи фонарей, изредка забредая в темные до рези в глазах рощи, где насекомые властно-хозяйственно шепчут свои мысли шелестом, а трава чуть влажная, земля пахнет иначе, а воздух.. Словно томный, как и сами эти прогулки.
Да, увы и ах, я неисправимый романтик. Казалось бы, в свои двадцать пять, с той чередой поражений и прочей лабуды, когда и со мной умудрялись быть последними дрянями, но и я, по сути, не отставал – казалось бы, после всего этого пора бы было стать реалистом, заядлым реалистом, забыть про тупые сказки и перестать рассказывать их чужим. Какие ночи? Ночью детишки боятся и верят в спасительные одеяла, молодежь смотрит и угорает над фильмами ужасов в перерывах между яростным сексом, а усталые взрослые спят после тяжелого рабочего дня.
Просто жизнь. По сути – действительно так, просто такое же скучное продолжение глупого бесконечного дня. Для многих.
Но все же. Мне кажется, тут уже дело в самом восприятии каждого – и я говорю не о розовых очках или миражах идеализации, вовсе нет. Тут дело даже не в пессимизме и оптимизме.
Просто иногда, чтобы жить, надо чуточку верить в жизнь и давать ему возможность удивить тебя, хотя бы на минуту. Этого будет достаточно, чтобы поверить, что ночь – это что-то загадочное.
- Прощай, мое вдохновение..
Я все еще не могу сдвинуться ни на строчку дальше.